Жизнь русского в Хьюстоне

«Я знаю, что стерильная Америка отвыкла от идей протестов и голодовок еще со времен Вьетнамской войны, но мне слишком больно за тех, кто, как я и моя жена, едут в США, чтобы жить как люди, а их тут об забор лицом, как коммунисты евреев при Сталине. Это нужно пресекать немедленно, ибо нашему мэру нет до этого дела!»

Вот уже третью неделю известный в русской общине с 1997 года риэлтор Александр Нижний ходит к мэрии, как на работу. Сегодня Александр руководит фирмой по выпуску электронной музыки (record label) и недвижимостью занимается мало, но его гневный протест против хьюстонских властей связан именно с нашими правами на недвижимость, а также касается вопросов дискриминации против иммигрантов и национальных меньшинств — то есть, многих из нас. Он объявил мэрии Хьюстона — и самому мэру Анис Паркер — протест и бессрочную голодовку в знак возмущения в связи с нарушениями прав на недвижимость и гражданских прав иммигрантов и других притесняемых властями социальных групп. «Нелепо, неправда-ли? Наш мэр — открытая лесбиянка и образованная женщина, и ей нужно напоминать о правах человека!» — возмущается Александр.

Поэтому, потратив три года на пустую бумажную войну с бюрократами, сегодня Александр стоит по будням с 8 утра и до 5 вечера возле стен городской мэрии со знаком на груди, призывающим выйти на его сайт (www.CorruptHouston.org) и поддержать его программу под названием «Fix Local Government!» (Исправим местные власти!), которая направлена на реформу социального и дорожно-транспортного кодексов города. Так он успешно собирает подписи и петиции от граждан всего города, которые поддерживают его позицию.

Дело началось с того, что купленное Александром и его женой в 2005 году здание, включающее дом и офис-квартиру (duplex), пострадало, из-за того что пару лет назад городские власти установили на его улице дорожные знаки, ограничивающие время парковки как для гостей, так и для самих жителей. Но по его словам, сделали они это предвзято, с учетом нужд и требований только его привилегированных соседей, некоторые из которых оказались открытыми расистами, не желающими, чтобы возле них жили люди другой национальности. Эти люди письменно обозвали Александра и жену «русскими цыганами».

«Как именно нас обозвали, на самом деле неважно. И то, что один из моих прадедов, кстати, был цыганом, также неважно. Важно другое: мы с женой кому-то не годимся в соседи из-за нашего происхождения, они открыто об этом позволяют себе заявлять, и при этом их косвенно поддерживает городская власть», — говорит Александр.

По словам Александра, «подать в суд на своих ущербных соседей я успею всегда, а отстаивать наши с вами гражданские права в таких случаях нужно немедленно и в самой жесткой форме — этим я и занимаюсь».

«Я знаю, что стерильная Америка отвыкла от идей протестов и голодовок еще со времен Вьетнамской войны, но мне слишком больно за тех, кто, как я и моя жена, едут в США, чтобы жить как люди, а их тут об забор лицом, как коммунисты евреев при Сталине. Это нужно пресекать немедленно, ибо нашему мэру нет до этого дела!» — возмущается Александр Нижний.

ДОРОЖНЫЙ ЗНАК СВЫШЕ
«Все началось в начале 2010 года, когда на нашей улице вдруг появились дорожные знаки, запрещающие парковку с 7 до 9 утра», — рассказывает Александр, придя в редакцию газеты после трех часов утренней «солнечной ванны» у хьюстонской мэрии. Уже более двух недель он лишь пьет воду и ведет на своем сайте подробный отчет о том, где он находится, сколько при этом весит, какая радиостанция объявила о его протесте, и сколько у него поклонников на Твиттере (сейчас около 4 тысяч), чтобы мэр Паркер знала, что он не шутит.

Многие удивятся: «Подумаешь, всего два часа утром нельзя парковаться, неужели это проблема?». Начнем с того, что речь идет о несквозном районе длиной всего в два квартала, где основная часть зданий используется для бизнеса. Здесь нет Ассоциации домовладельцев, как нет и практики подписания ограничительных соглашений (deed restrictions). То есть любое здание можно использовать как угодно. Но если здание используется для бизнеса, то проблема очевидна: там нельзя парковаться в рабочее время. А если оно используется как жилье, и у него нет гаража (одна половина Сашиного дуплекса именно такая), то, разумеется, там будет просто неудобно жить, так как до ближайшей парковки два блока ходу.

Около 70 процентов зданий на их улице, по словам Саши, ранее использовались для бизнеса (можно было видеть вывески, витрины), но с введением знаков их стало гораздо меньше. Саша и его супруга-архитектор, как и многие другие американцы, работают, начиная с раннего утра. Поэтому невозможность парковаться подле дома в утренние часы сказывалась (и сказывается) не только на комфорте, но и на стоимости их недвижимости, которая заметно пострадала в связи с происходящим.

В мэрии Саше объяснили, что знаки были установлены из-за загруженности улицы в утренние часы, когда все спешат на работу. Он потребовал, чтобы представители городских властей пришли и заново замеряли объем движения автомобилей на его улице. Работник Транспортного управления приехал, но случилось это не после первого звонка и даже не после пятого. При этом приехал он не с 7 до 9 утра, а в… 4 часа дня. И конечно же, написал отчет, что улица загружена. Знаки остались на месте, а Саша продолжил свою нелегкую борьбу.

ОТ РАСИЗМА К КОРРУПЦИИ?
Александр и супруга звонили десятки раз в городские управления, где над ними ровно столько же раз издевались. Так прошло три года. Но в прошлом году произошло событие, которое радикально изменило эту историю. В один из летних дней Сашина жена припарковала свой автомобиль (легально) на общественной проезжей части неподалеку от дома, так как на ее привычном месте стоял грузовик газонокосильщиков, обслуживающих соседний дом. «Неподалеку» оказалось возле дома «тихой соседки с маленькой собачонкой» — как раз той, что стригла свой газон в тот день. Эта соседка вскоре оставила на лобовом стекле автомобиля скромную бумажку (см. фото), из которой Саша с женой узнали о себе много «нового»: «Не паркуйтесь здесь — вы живете, как цыгане, вы русские, которым вечно негде парковаться. Держитесь от нас подальше!» — гневно гласило написанное от руки письмо, разумеется, по-английски. Дальше были необоснованные обвинения, что Александр, дескать, обрезал ветви ее деревьев.

«Даже если бы моя жена или я были настолько изобретательны и глупы, чтобы обрезать ее деревья, она не имеет права себя так вести!» — говорит он. Но еще более его возмутило то, что приблизительно через месяц непосредственно возле дома той самой соседки появился знак, который запрещал парковку с 7 утра до 7 вечера! «Да что ж такое, я три года умоляю этих людей, чтобы они убрали необоснованно установленные знаки у нашего дома, — сокрушается Александр, — а ей за месяц поставили личный знак, чтобы избавить ее от «русских цыган»? Это же безобразие! Совершенно очевидно, что у нее есть знакомства — связи с представителями городских властей: ее муж работает в сфере недвижимости, и я его видел в мэрии».

Но и это не все. Саша предоставил властям автономно полученные данные о объеме движения автомобилей на своей улице и чудом вынудил их заново рассмотреть вопрос. Что ему сказали? Приблизительно следующее: «Знаки, запрещающие парковку с 7 до 9 утра, необходимы, чтобы защитить вас от школьников, которые по нашим данным беспокоили некоторых из ваших соседей. Но кого именно из ваших соседей они беспокоили, мы сообщить не можем, так как эти данные были нами недавно уничтожены. Если вы желаете поменять знаки, вам нужно собрать подписи у ваших соседей».

«Интересно получается, когда соседям нужно менять дорожные знаки, то их заодно меняют и нам с женой, нас не спрашивая, а когда нам нужно их поменять, то необходимо собирать подписи у соседей-националистов. Зачем было ехать в Америку, если власти здесь такое себе позволяют?» — удивляется Александр.

А что же дорожный знак возле дома соседки? Со временем какой-то клерк сообщил Саше, что знак у соседки ошибочный и его скоро сменят, и что он опять будет у нее как у всех (парковка запрещена с 7 до 9 утра). Приблизительно 5 месяцев спустя знак все же сменили, но не на тот. Новый знак запретил парковку возле «тихой соседки с маленькой собачонкой» с 7 утра до 9 вечера. По словам другого клерка, и первый, и второй знаки нужны для того, чтобы предотвращать… ночную парковку. Вопросы есть?

Александр Нижний считает, что всему виною коррупция. «Только здесь это делается с улыбкой», — добавляет он. Так улыбчивый член городского совета Эллен Коэн (Ellen Cohen) вызвалась помочь Александру. Перед выборами мэра в 2013 году госпожа Коэн тянет время три недели, давая уверенные обещания решить проблему, а на следующий день после выборов (5 ноября, 2013 г.) присылает письмо, в котором говорится, что она помочь никак не может. «То есть она — опытный политик — три недели искренне верила в то, что может решить вопрос, а в день выборов мэра она осознала свою ошибку», — не теряя чувства юмора, продолжает рассказ Александр. Интересно, что такое же письмо, датированное тем же 5 ноября 2013 г., он получил из другого отдела города под названием «Public Works». «Совпадение?- продолжает Александр, — не похоже. Но как удобно!».

РЕШЕНИЕ ПРОБЛЕМЫ
Одно за другим накапливались письма от чиновников в рабочем столе Александра. «И в один прекрасный день я понял, — говорит он, — что у меня есть моральный долг использовать накопленную информацию по назначению: помочь осведомить граждан города о происходящем и публично вынудить нашу грязную мэрию остепениться. Вот этим я и занимаюсь. Я собрал множество интересных историй о том, как работают некомпетентные городские чиновники, как безграмотно они решают простейшие вопросы, как за наигранной искренностью наших властей кроется самое главное — желание города заработать побольше денег на штрафных квитанциях за парковку. Город нашего масштаба может наживать на штрафах за парковку от 2 до 10 миллионов долларов в месяц. А если на каждой пятой из всех улиц города запретить парковку от 7 до 9 утра, то заработок вырастет почти вдвое, так как утром люди торопятся и чаще паркуются в неположенном месте. Так что с 7 до 9 утра в парковочном бизнесе «клиенты сладкие», как говорят картежники и другие специалисты по азартным мероприятиям».

Александр Нижний считает, что самый большой «мошенник» в городе Хьюстоне — это Department of Public Works and Engineering, возглавляемый Даниэлом Крюгером (Daniel Krueger). По словам Саши, работники этого управления неповоротливы, дурно образованы, и, согласно множеству писем от разного рода чиновников (смотрите сайт Александра), не подчиняются никому — даже мэру Анис Паркер, которая, кстати, лично назначила Крюгера на его теперешний пост. «В конечном итоге, городу нет дела до маленьких бизнесов, и все фирмы находятся под гнетом бюрократии каждый день. Мэрия проявляет небрежность в решении критических вопросов и нарушает наши гражданские права и права на недвижимость — самое ценное, что есть у многих скромных иммигрантов», — заявляет он, заканчивая свой рассказ.

И встает, чтобы снова идти к зданию мэрии, с уверенностью, что только таким образом можно обратить внимание городских чиновников на свои проблемы.

www.ourtx.com


Обсуждение закрыто.