Вам и не снилось

История любви

Эту историю несколько лет назад опубликовали на форуме футбольных болельщиков, один из которых (по имени Филипп) часть своей жизни провел в солнечной Бразилии, стране диких обезьян и знойных женщин.

Букв в рассказе очень много (даже в одну запись не влезло), поэтому предупреждаю сразу: коли вы не романтик, можете не утруждать себя чтением. Но если уж переписка по корпоративной почте с партнерами еще не до конца угробила ваше чувство прекрасного, предлагаю все же потратить 15-20 минут на чтение. Сам я хоть и не Ромео, но меня, признаться, впечатлило.

Жизнь — удивительная штука. И истории в ней случаются самые удивительные. Ни в одном кино таких не сыщешь.


Текст даю с самыми незначительными правками и небольшими купюрами, никак не отразившимися на его смысле.
В общем, приехал молодой русский мужик в Бразилию, в Рио-де-Жанейро, и стал там жить, работая репетитором по математическим дисциплинам в богатых семьях и играя в футбол с бразильцами попроще.
Описываемые события начинаются с весны 1998 года.

Денег мне хватало. Даже не то чтобы хватало – я их тратить не успевал. У меня хватало и на все мои интересы, и на хорошее питание и питьё, и на девчонок, и на одежду, и на тайные пересылки домой в Россию в качестве скромной помощи родным (вот только до сих пор не знаю надо ли им это было). Я даже в кредит домик купил. Мало того, у меня была масса свободного времени. Самое прекрасное, что и мои занятия футболом от этого не страдали. Я уже стал своим в команде почти за 2 года. Короче, всё было прекрасно.

Девчонки… девушки… женщины… Нет, братцы, нам туда нельзя с этим делом. Это другой мир. Нам его не понять никак. Сотни и сотни вещей в местных женщинах меня просто шокировали. Тысячи вещей меня вгоняли в ступор. Сначала я пытался все это понимать и анализировать, но со временем я понял, что мне это не суждено.
Я всё это говорю про центральные штаты страны. Риу, Сан-Паулу… Уже через много лет, когда я жил на юге, в «белых» штатах, я понял, что контраст в поведении дикий. Там совершенно другое воспитание, совершенно другие ценности и понятие нравственности. Вполне допускаю, что даже наряды Софии Михайловны Ротару на юге страны могли бы назвать вызывающими и проститутскими. Но то на юге, я же был в самой злачной сердцевине страны.

Буквально уже через несколько недель пребывания, я для себя сделал вывод, что всё, что меня окружает – это один сплошной разврат. Бразильянки настолько раскрепощённые, что этим просто пугают. Навязать себя в компанию могут дамочки от 12 до 60. И это на культурных улицах города. Про бедные кварталы и трущобы я даже и говорить не хочу. Разведут, очаруют, напоят, а потом так обработают, что мудя пару недель звенеть будут. И наградят еще чем-нибудь. И ведь никакие средства «резиновой самозащиты» не спасут от скорого визита к доктору.

Если быть уж точным до конца, то всё это относится к небелым женщинам – негритянкам или мулаткам сотни оттенков. Подобное поведение, конечно, случается и среди белых женщин, но это, как правило, редкость. По моим наблюдениям, конечно. Правда стоит добавить, что белые бразильянки в большинстве своём ну очень не симпатичные. И лицо на особого любителя, сложены плохо, безгрудые, ножки ну никак не цимес – это всё моё мнение. Мулатки же бывают очень и очень и очень. А как глазами гадина сверкает! Если ты ей понравишься, оттаскивать её придётся с полицией.

Как-то раз, возвращаясь под вечер с одного урока (помню был четверг – мы в эти дни в футбол не играли), я решил оптимизировать по времени маршрут домой и пошёл малознакомой улицей. И вот метрах в 300-х от своего дома я обнаружил небольшую, но очень уютную кофейню. Дай, думаю, зайду, выпью чашечку кофе с местным круасанчиком. …

Да, уютная такая кофейня была. Я зашел, выбрал место, заказал чашечку, круасанчик и начал трапезу. В это время за столик напротив подсела очень миловидная девушка. Чтобы все могли представить, у неё некоторое было внешнее сходство с актрисой Шерилин Фенн.

Только девушка была явно симпатичнее американки.
Она тоже заказала кофе. Минут через 5 она вдруг обратилась ко мне: «Вы здесь в первый раз?» Я: «Да. А как Вы догадались?» Она: «Не знаю, просто догадалась», – потом мило улыбнулась, после чего добавила: «Я тоже в первый».
Так мы сидели за столиками напротив, смотрели друг на друга несколько минут. Потом она сказала: «Мне пора. Всего доброго. Рада была встрече». Поднялась и ушла. Через несколько минут ушёл и я.

На следующий день у нас был футбол. Колу меня отвозил домой. Уж не знаю почему, но я попросил его остановиться за квартал, типа отсюда дойду уже сам. Я вдруг решил еще раз зайти в ту кафешку. И зашёл. Она уже сидела там – заметил через витрину. Было заметно, что она немного нервничает, часто смотрится в зеркальце и поправляет причёску – явно ждёт. Я зашел. Она увидела меня, улыбнулась и пригласила рукой подсесть к ней за столик. Я подсел. Она: «Привет». Я: «Привет. По чашечке кофе?» Она: «Да, конечно».

Так и познакомились. Звали её совершенно нетипичным для Бразилии именем Дафна.
Вечер прошел за разговорами, засиделись допоздна. Потом я проводил её домой. Она жила (переехала как и я недавно) приблизительно на таком же расстоянии от кофейни как и я, только в другую сторону. Иными словами метрах в шестистах от меня.

Дафна оказалась девушкой совсем непростой.
В свои 24 года она сделала уже достаточно успешную карьеру. Вообще, надо сказать, что в Бразилии феминизм уже почти победил. Дафна, как и множество её соотечественниц, была очень самостоятельна и вполне самодостаточна. В Бразилии женщины взрослеют достаточно рано, и годам к 25 по жизненному укладу и миропониманию приблизительно соответствуют умным русским женщинам за 30. У них уже годам к 20 детство из жопы выходит напрочь. Не знаю как для кого, а для меня всегда приятно общаться с серьёзным и умным человеком.

Короче, Дафна мне очень понравилась. Воспитанная, образованная, знающая себе цену. Очень хорошая девушка с просто лучезарной улыбкой, добрыми выразительными глазами и (не могу не отметить) очень приятным голосом. Что же касаемо её внешних данных, так я был просто в восторге. Там было всё, всё как мне хотелось и нравилось. Белая европейская кожа (без каких-либо примесей), достаточно высокая – 1,68, хорошо оформлена, очень красивые ноги, чудесная попа и просто сказочная троечка спереди! Кому-то этого было бы мало, мне же было более чем достаточно. Дафна была просто красавица. От неё всегда очень приятно пахло. Ну и т.д. и т.п.
Короче, что касается вопросов по внешности – у меня вопросов не было. И еще у неё, как и у большинства бразильянок, было хорошее чувство юмора, что для меня тоже немаловажно.

Но особую радость мне доставляла работа Дафны. Я то потом вспомнил, где я её видел. Дафна работала ведущей на одном из телеканалов, приблизительно схожим по тематике с нашим ТНТ. Канал такой для молодёжи и людей среднего возраста. Она была ведущей еженедельной телепередачи (даже не знаю, какой аналог провести с нашим телевидением) которая рассказывала про всякие там исторические тайны, искала параллели современного и прошлого, клады там всякие, мистические и таинственные истории и прочее. Личность она, как оказалось, была вполне известная. Меня это немного беспокоило. Её же это не беспокоило никак. Мы стали встречаться, а вскоре и общаться. Тепло, нежно и по-настоящему. )))

Как-то в один из вечеров она затащила меня в какой-то малолюдный бар-караоке; мы сидели, болтали, пили коктейли, после чего слегка уже подобревшая от алкоголя Дафи попросила меня что-нибудь для неё спеть. Ломался я достаточно долго, но потом всё-таки согласился и спел (ну уж как мог, вроде получилось) португальский вариант песни Хулио Иглесиаса «Abrázame» — в португальском варианте «Abraça-me».

Дафна была просто вне себя от счастья и в тот же вечер она решила, что я именно тот мужчина, который ей нужен. Со следующего дня началась «моя обработка» или по-другому «завоевание бразильянкой мужчины». )))

Как мне потом рассказывали парни из нашей команды, это для бразильянок дело обычное. Её мужчина должен быть только её. И она должна это чётко знать. Надо мной пацаны слегка подшучивали, говорили, что скоро я стану телезвездой, зазнаюсь и продамся в рекламу. ))) Дядя Жентил слегка меня жалел, уверяя, что в этом нет ничего страшного, многие через это проходят, главное не психануть в такой период и вытерпеть излишнюю назойливость бразильской женщины. Это оказалось непросто, но это того стоило! ))) Хотя должен отметить, что влюблённая бразильянка – это явление очень горячее и опасное.

Дафна, как и все бразильянки, была очень ревнива. Доходило даже до того, что она могла запросто выключить телевизор, если там вела программу какая-либо симпатичная девушка, т.к. считала что я смотреть должен только на неё. Бывало, что на улице посмотришь на кого (совершенно без задней мысли, честно), как Дафна на глазах у всего народа брала мои руки, клала себе на грудь, мяла её моими же руками, при этом говоря что-то типа: «Что ты там увидел? Тебе что, ЭТОГО мало (при этом надавливала на грудь моими руками). Что есть там, чего нет у меня?»
Бывало, что в городе на прогулке или на побережье Дафи увидит какую-нибудь фривольно одетую девушку с хорошими формами, и, чтобы не дай Бог у меня была возможность её заметить, набрасывалась на меня, а иногда и просто валила на песок, и жахались мы в дёсна до тех пор, пока «опасность» по мнению Дафны не пропадала. После чего она отрывалась от меня, мило улыбалась, при этом говорила: «Извини, я не знаю, что на меня нашло».

А еще у Дафи была собственная съёмочная бригада, с помощью которой (заканчивалась шестая неделя нашего знакомства) она решила выяснить как я провожу свободное от неё время. Труда им это, конечно же, не составило. И уже через неделю у Дафны в офисе лежал подробный отчёт о каждом часе, который я проводил «без её присмотра». ))) Там было всё: и занятия с учениками, и футбол, и походы по магазинам, и пиво в барах. Было всё и подробно. Когда я об этом узнал, был, конечно, расстроен. Но дядя Жентил велел терпеть, и я терпел. Ничего не сказал. Для Дафи главным было то, что в отчёте не было никаких женщин, хотя несколько вопросов про одну мою студентку мне было задано.

Парни тем временем надо мной потешались уже в открытую. Желу вообще заявил, едва сдерживая слёзы от смеха, что у меня есть конкурент в лице его двоюродного брата, который всегда как видит Дафну по телеку, начинает усиленно наяривать рукой в одном интересном месте и делает это всю передачу. «Ты, говорил Желу, спишь с ней реально, а он виртуально. И еще не известно, Фил, у кого из вас лучше получается». Все стоят, ржут, я не злюсь, но улыбаюсь не по-доброму.

Что же до Дафны, то она в этом вопросе была открытая и искренняя. Бразильянка для любимого мужчины готова абсолютно на всё, исполнит все его желания, если конечно они у него возникнут после того, как она сначала исполнит все свои. )))
Они действительно очень страстные женщины. В близкие моменты для них не существует больше на свете никого и ничего. Есть только ты и она. Бразильянка в момент страсти не станет обращать внимания на «всё постороннее». Обычное дело перейти с кровати на открытый балкон и продолжить всё на свежем воздухе. Мне это неудобно, я так не привык и не хочу. Бразильянка же ничего стесняться не станет. Это её миг, она сейчас королева мира, и этот мир должен её понимать и подчиняться ей. Дафна мне однажды сказала, мол «чего ты теряешься-то?» Я: «Блин, вот увидит кто, стыда же потом не оберёшься. А если папарацци там всякие?» Она: «Вот ты стесняешься шкафа или холодильника когда мы (турум-пум-пум)?» Я: «Нет». Она: «Вот так и я никого не собираюсь стесняться в эти моменты, моменты, в которые мне хорошо. В эти минуты всё вокруг для меня лишь шкафы и холодильники. Я на них клала». )))
Да уж, и такое было, братцы.

Что же до её «потребностей», так они порой были просто ненасытными. Блин, мне-то с утра дома быть, но человеку же идти на работу, а ей пофиг, 4 часа утра, 5 утра – бразильская женщина – это существо неуставаемое. В 5 легла, а в 7 уже встала как ни в чём не бывало. И даже еще порой и приставать пыталась, типа примета хорошая, чтобы день задался надо поласкаться с утра. Соки выпивала все. Силы я восстанавливал в те моменты, когда она была на работе или же носилась по салонам разным – как личность публичная она всегда следила за маникюром, причёской, фитнес центр, в общем, время у меня на восстановление сил находилось.

Хотя, если по-честному, то у меня не было причин для недовольства. Мне всё нравилось, всё меня устраивало. Дафна была очень хорошим человеком, неконфликтным, добрым. Хорошая хозяйка. Сказка, а не женщина. Но этот период «моего завоевания» давался мне тяжело.

Как то ребята по команде сказали мне, что, мол, я теряю спортивную форму. Играть, мол, стал хуже, требования снизил к себе. Устаёшь поди очень, да? После чего начиналась командная ржака надо мной. Я как-то сказал Жентилу, что мне уже становится очень сложно переносить её «уличные чудачества» в отношении меня. Спросил у него совета, что может мне поговорить с ней на эту тему, ну, мол, не могла бы ты меня ставить в неловкое положение пореже и всё такое? Жент сказал, что таким образом можно всё испортить, что надо ещё чуть подождать, чтобы я не волновался, что скоро всё закончится, закончится внезапно, так же как и началось. И всё образуется, всё станет нормально. Я спросил: «Когда». Ответ был такой: «В тот день, когда она поймёт, что ты только её и больше ничей». «Долго еще?» «Нет, я думаю уже скоро». «А как я узнаю?» «Ты сам всё поймёшь. Она у тебя пьёт?» «Да почти нет. Чуть коктейля там или пива». «Вот когда придёт домой пьяная и счастливая – вот тогда всё и закончится».

Я ничего не понял в тот раз. Но, спустя несколько дней, Дафна заявилась поздно вечером, пьяяяяная, еле на ногах стояла. Улыбка во все 33 зуба, искры счастья аж брызжут. Зашла, кинула вещи в сторону, после чего громогласно заявила: «Милый, как же я рада, что я дома. Сейчас я тебя буду любить».
И я испытал то, о чём меня предупреждал Жент…
Дафна в тот вечер устроила девичник с подружками, во время которого она окончательно решила, а они с ней согласились, что я только её, что других нет, что она теперь может не думать ни о чём плохом, что она победила, что она меня завоевала. ))) Напившись от счастья до состояния нестояния, она поехала домой, где мне и довелось испытать любовь пьяной бразильянки, чьею собственностью я теперь как бы являлся. Боже, я чуть не умер в тот вечер. ))) Я и сейчас понимаю, что от «её любви» меня бы тогда не спас и местный спецназ, т.к. никто и ничто на свете не сможет помешать выразить бразильянке свои чувства в такой день.

А ведь Жент говорил правду, и буквально уже на следующий день Дафна изменилась. Она стала другой. Нет, дома и в личном общении она оставалась всё такой же любящей и страстной, но на людях она уже вела себя иначе, все другие женщины ей уже были пофиг, она не спрашивала про моих студенток, она не набрасывалась на меня на улице, чтобы жахнуться в дёсны и не лапала моими руками свою грудь.
Мне такие перемены пришлись очень по душе. Отношения стали именно такими, какими я и видел их в идеале. Я обожал Дафну. Дафна сходила с ума по мне. Всё было прекрасно.

Где-то спустя месяц Дафна примчалась с работы и прямо с порога заявила: «Милый, любимый, я не могу без тебя и дня, но меня отправляют в заграничную командировку, и ты едешь со мной!» «Надолго?» «Месяца на два!» «Что?» «Да, я уже всё решила, я обо всё договорилась» «О чём ты договорилась?» «Я договорилась, что ты временно станешь работником телеканала и поедешь с нами. Много стран, тебе понравится!» Я сказал, что это всё как-то очень неожиданно, что мне надо подумать. Ответ был такой, мол «думай не думай, а сопротивление бесполезно».
Поговорил с командой на эту тему, за что сразу же получил новое прозвище. Теперь они говорили, что скоро я стану звездой телеэкрана, фильмы, оскары, и вообще я теперь «Мистер Голливуд», как Халк Хоган.
Дядя Жентил мне тогда сказал: «Филинью, не дури! Люди готовы тысячи отдавать, чтобы поездить по этим странам, тебе же всё это на подносе приносят. Не дури и езжай. Два месяца на морях да с такой цыпочкой. Эх, где мои 17 лет!?» )))

Короче, я дал согласие. Дафна со своими связями оформила буквально за три дня все необходимые документы на выезд, а заодно оформила меня сотрудником её съёмочной группы. Теперь я значился консультантом по внештатным ситуациям и вторым оператором.
Вообще, конечно, классно. Кто бы спорил. Телеканал всё оплатил, все расходы, проживание, питание, и т.д., так еще и денег за это целый карман отвалили.
Через три или четыре дня все документы были готовы. Дафи привезла их. Мы, как говорится, обмыли наш начинающийся вояж, после чего счастливая Дафна повалила меня в прихожей на коврик и грязно изнасиловала два раза.

Через неделю мы вылетели снимать программу об исторических и культурных общих параллелях земель региона Южной Америки и Океании.
Два месяца моря, солнца, экзотики, чудесного тела Дафны на белом песочке… Чили +о-в Пасхи, Новая Зеландия, Австралия, Фиджи, Самоа, Панама… такое трудно забыть.

Мы уже жили с Дафной вместе. Всё у нас получалось, ссор не было, споры были, как без них, но не ругались никогда. И вот как-то в сентябре Дафна мне вдруг заявила, что хочет, чтобы я её отвез посмотреть Россию и Москву. К этому я был точно не готов. Мы заспорили о целесообразности этого, приводили доводы каждый свои. Она настаивала на поездке, т.к. у неё начинался отпуск, и она хотела бы увидеть Родину своего как она сказала «хотелось бы будущего мужа». Я говорил, что сейчас уже осень, погода хреновая, да и я просто не хочу ехать. К тому же родные мои наверняка просто таки за*бут с расспросами. Оно нам надо? Последним доводом Дафи было: «Ага! Значит дрючить во всех ипостасях звезду телевидения можно, пользоваться ей во всех позах как грязной шлюхой можно, заставлять её петь для друзей под караоке и подносить пиво можно, а познакомить её с родителями нельзя. Так, дорогой?»
Что мне было делать? Я еще хлебнул кваску и сказал «согласный»! )))

А тут мне ещё пришла информация, что дядька очень-очень болен, лежит в больнице, и может уже домой не вернуться. Надо ехать! А тут еще и Спартак – Реал! Надо ехать!!! Документы у меня теперь были такие, что хоть на Луну можно лететь, поэтому подгадали так, чтобы прибыть в Москву в день игры. Прямиком не получалось, поэтому полетели через Германию. Дафна до этого никогда не была в Европе. Глаза разбегались. От немцев я позвонил домой, чтобы нас встретили. Получил утвердительный ответ. И полетели мы в Москву. На каждого по паре чемоданов. С ожиданиями сами не знаем чего.

И начались тут приключения бразильцев в России. )))

Дафи просто поражала своей энергетикой. Она из неё аж выливалась. Будучи натурой по природе очень увлёченной, она с энтузиазмом бралась за любое новое дело, которое ей было приятно. Вот и к поездке в Москву Дафна начала готовиться заранее. Не докучая мне в вопросах истории страны, природы, климата, этнического состава, она обо всём этом читала сама. Меня лишь просила научить её некоторым необходимым русским фразам и минимальному запасу слов, чтобы при случае блеснуть знаниями Великого и могучего во всей красе.

За ней было всегда смешно наблюдать, когда она что-нибудь повторяла. Будь то какая речь, доклад или же что ещё. Она проговаривала всегда текст вслух, при этом ходила по комнате взад-вперёд, вытянув вперёд правую руку, оттопырив указательный палец и, подобно учителю, или точнее какому-нибудь надзирателю, двигала рукой с выставленным пальцем, так, словно считает какие-то вещи или предметы, при этом повторяя (произнося) слова в такт шагов. Это было настолько потешное зрелище, что я порой едва сдерживал смех.

Вот и перед отъездом Дафи ходила туда-сюда по комнате, оттопырив палец, и в такт шагам повторяла: «Мне — это, сколько денег надо дать?, мне нравится, мне не нравится, очень красиво, молоко, сок, хлеб,…». Она выучила около ста слов и спокойно понимала счёт до ста. Иногда она вдруг подбегала и спрашивала: «А как сказать это? А как то?». Иногда я прикалывался над ней, т.к. не думал, что эти слова она может употребить по случаю. Напрасно! )))
Многие, наверное, знают историю, как однажды одного китайца научили, что по-русски «хорошо» будет «заебися». Вот и я, совершенно без задней мысли, на вопрос Дафи «вот что можно сказать человеку, который мне неприятен, который меня раздражает, и которого я больше никогда не хочу видеть?» дал свой вариант послания условному мерзавцу на кривом русском, при этом, естественно, расхохотался. Кто ж знал то, кто ж знал… что Дафна эту фразу после запишет в свой блокнотик и выучит. )))

Мы прилетели в Москву. Оделись как могли по погоде – всё с собой было, специально прикупили в Германии за те 4 часа, что у нас было до отлёта в Москву. Нас встретили мои родные. Мы оценили время, после чего решили так: все едем в Лужу, после чего мы с Дафи идём на игру, а они с нашим багажом отправится домой. Мы же после игры доберёмся домой сами.

Так всё и сделали. Мы с Дафи оказались в Лужниках, а мои уехали готовить праздничный ужин.
Дафна была очарована предыгровой атмосферой. Она без конца всё подряд фотографировала, ей очень нравилось. Она была счастлива. Тут я понял про свой первый косяк – надо было попросить моих купить нам билеты заранее. Не догадался. Народа было много, время оставалось немного, поэтому решили мы купить билеты с рук. До этого я у перекупщиков покупал билеты только один раз – в 91 на СССР (СНГ) – Италия. Сейчас был второй раз. Тут я понял про свой второй косяк – мы слишком мало разменяли в аэропорту денег. Поэтому я решил, что купим билеты за баксы. Сунулись к одному – места не те, какие хотели; у другого были, но места на разных рядах. У третьего всё было как надо, только как прослышал что за баксы, тут же отказал нам. Бляха, а до игры минут 15 оставалось. Я верчусь, смотрю по сторонам, начинаю нервничать.

Тут Дафи меня дёргает за рукав и показывает на одного мужичка. Присматриваюсь – точно торгует. Подбегаем. Есть билеты. Цена – нормально, только рублей нет, только прилетели, командир. Баксами по твоей цене по курсу + по 10 сверху за каждый билет. Смотрю, мужик ломается, ломается, потом говорит: «Давай!» Забирает баксы, отдает нам билеты, отворачивается и уходит. Я держу билеты в руке, и тут мне сзади: «Гражданин, а что это тут происходит у нас?» Оборачиваюсь – два мента, а у меня в одной руке билеты, в другой мелочь из баксов, которую не успел убрать. «Пройдёмте с нами», — говорит один, забирает у меня из левой руки билеты, поворачивается и уходит в сторону. Второй берёт меня под руку, и ведёт следом за первым.

Пипец, думаю. Ладно, отойдем, думаю, я с ними поговорю, мож дам по двадцатке и договоримся. В этот момент Дафи оббегает нас троих, встаёт перед ментом с билетами и говорит ему в лицо по-русски: «Это так нельзя», при этом пытается выдернуть меня из рук второго. Мент отодвинул её рукой в сторону, и показал жестом второму, который держал меня под руку, мол продолжаем движение. Ведут меня дальше. Дафна оббегает нас снова. Встаёт перед ментом с билетами, и начинает жалостливо, но с достоинством просить его, естественно по-португальски, отпустить меня, вернуть нам билеты, что «сами мы не местные», а на игру попасть очень хочется ну и всё такое.

Мент второй раз отодвинул Дафну в сторону и показал продолжать движение. Тут моя милая уже с достаточно суровым лицом встает перед ним опять, выставляет вперёд руку, оттопыривает указательный палец и начинает им трясти прямо перед самым носом мента в такт своим словам, при этом уже в достаточно резкой форме начинает ему втирать, что она не привыкла к такому обращению, что сейчас творится форменный произвол, что она известный и уважаемый человек и не позволит непонятно кому касаться её руками, откидывать в сторону и задерживать её мужа.

Тут первый (с нашими билетами), тоже явно не привыкший за годы службы к тому, что перед его носом дамочка работает пальцем, словно это метроном какой, обратился ко второму: «Испанка что ли?» Второй, подумав секунду, ответил: «А хер знает. Мож и так. А мож и валютная. Косит под них». Дафна посмотрела на них, потом на меня, потом только глазами и мимикой задала мне вопрос: «Что, мол, происходит?» Я сказал вслух, естественно не по-русски: «Они думают, что ты валютная проститутка».
Второй мент, державший меня, повернулся ко мне, явно не ожидая от меня каких-либо нерусских слов, потом посмотрел на Дафну и в прямом смысле ох*ел: на первого мента теперь вместо лица миловидной красотки смотрело озверевшее лицо бразильского ягуара, который обнажил свои страшнейшие клыки и стал изрыгать в лицо менту потоки самых отборных проклятий. После чего озверевшая Дафна-ягуар достала из внутреннего кармана куртки бразильский паспорт, стала трясти им перед лицом несчастного, пару раз во время своего монолога специально треснула менту паспортом по щекам, потом направила ему в лицо левую руку с оттопыренным пальцем и стала отчитывать уже побледневшего похитителя билетов, особый упор делая на слово «путо», которое, бедный, после многократного упоминания в свой адрес, должно быть, запомнил навсегда.

Тут второй решил впрячься за первого, отпустил меня, и хотел было протянуть руку к Дафне, чтобы «прекратить безобразие». Левая рука Дафи оставила в покое пространство лица первого дяди, повернулась в сторону второго и превратилась в лапу ягуара, которая была готова разорвать лицо похитителя её мужа всеми пятью когтями. Далее была немая сцена – застывший от страха мент и еле сдерживающая себя в руках Дафна, держащая перед его лицом «лапу ягуара», на которой застыл маникюр стоимостью больше, чем месячная зарплата несчастного.

После этого случилась вещь, которая, как мне тогда показалось, окончательно похоронит возможность всё решить мирным путём. Дафна взяла себя в руки, вдохнула, выдохнула, после чего сказала тому второму, так и держа «лапу» перед его лицом, ту фразу, о которой я уже и забыл, но забыл только я. Дафи посмотрела менту в лицо, сделала на своём мину откровенного неприятия, и её чудный ротик выдал в прохладный лужниковский воздух: «Ти есть русский долбоёп, тебья надо делать пух-пух».

Я понял, что нам пришел полный и окончательный пипец. И винить за это я должен был только себя. Однако ж, охреневшие от всего произошедшего менты посмотрели на Дафну, посмотрели на меня, после чего первый сунул мне билеты под прижатую к груди руку, взял под локоть второго, сказав тому достаточно громко: «Да ну всё это нах*й!», и повёл его прочь от нас. Дафна, празднуя чистую и безоговорочную победу, зачем-то еще пнула ногой валявшуюся на асфальте пустою пивную банку, которая угодила одному из них точно в левую полужопицу. Тот было хотел обернуться, но другой его повернул обратно, что-то говоря про «В пи*ду всё», и они продолжили свой путь. А мы продолжили свой. Нас ждала великая игра.

Время пролетело незаметно. Финальный свисток эмоционально меня опустошил. Я был без сил, но безумно счастлив. Дафна же, словно батарейка, продолжала свои пляски, посылы любви игрокам Спартака и персональные факи ненавистному ей Роберто Карлосу.

Добрались домой, хорошо посидели, отметили победу. О другом, ни о чём конкретном, особо и не говорили. Потом Дафна отправилась спать, а мы еще немного поболтали за жизнь с мамой и братом. У нас ещё были две недели впереди, и мы потом с лихвой наверстали недостаток общения первого вечера.

Главной неприятностью (или даже сказать неудобством) стали мы сами. Квартиру нам на две недели мои освободили, и мы не были стеснены ничем. Но со временем у меня стали возникать мысли, что либо стены у нас слишком тонкие, либо у соседей очень уж обострённый слух. )))

При встрече по утрам соседи, как непосредственные, так и с верхнего и нижнего этажей, смотрели на нас так, словно мы жители городов Содом и Гоморра. Это я просёк только день на пятый, а до этого… грелись мы основательно – холодно же ведь. Кстати, прохладную погоду мы переносили, на удивление, нормально. Я боялся за Дафну, но никаких простуд не последовало. Вот и грелись мы, квартира то на время опустела.

Оставить комментарий