Мое поколение..

Когда поддатые
Семидесятые
Под свист и песенки
Сошли по лесенке,
В те незастойные,
Вполне достойные,
Рождались весело
Мои ровесники.

Семьдесят первый год —
На мышь охотится кот.
Солнце дружит с луной.
Беда идет стороной.

И что политика,
Где ты полвинтика?
Кроме воды с тех пор,
Все масло вытекло,
Но нам ли плакаться
В жилет из латекса
И с умилением
Искать миллениум?

Пенится из окон
Хриплый магнитофон.
Мамам по тридцать лет.
Ярче у света цвет.

Друг друга встретили
В другом столетье мы!
Был век на выгуле.
Сосульки капали.
На сцене зайками,
В перчатках байковых
Мы все запрыгали
Еще при Чаплине.

Мишка из Лужников,
Выпрыгнув, был таков.
В страхе кремлевский полк –
Вместо медведя — волк.

Потом горбатые
Восьмидесятые,
И рок-н-рольные
Хиты крамольные,
И чья-то девочка
Стоит в халатике
И чует времечко,
А мы солдатики.

Восемьдесят седьмой…
Сладкий портвейн зимой…
Но молоко бежит,
И девочка так дрожит.

Стоим по росту мы
А девяностые
Слюнявят денежку
И портят девушку
И есть актеришки
С призами Борюшки,
И есть в милиции,
Ну да проститься им…

Век в девяносто три
Без руля и ветрил.
Десен горячих пульс.
Минус на минус – плюс.

Все с шилом в заднице.
Все пьют по пятницам.
В киноэротике,
Как Петя в ботике
И все при случае
Покажут лучшее
И станут добрыми
Ручными кобрами.

Я тебя целовал,
Но выбрала ты овал.
Память не сберегла
Синяки от угла.

На смене мальчики
Уже не с мячиком
С ладошкой потной,
С машинкой счетной.
Все улыбаются,
А сами маются,
И ждут жилплощади
Младые мощи те.

А на табло – нули.
Письменный стол в пыли.
Пушкин с гранита слез,
Пусть там стоит Дантес.

На смене девочки
У них все темочки,
Где самым лакомым —
Воскресный вакуум.
Сверкают зубками,
Бегут с покупками,
И любят шалости —
Давать из жалости.

А над рекой – мосток.
Скоро лететь в Моздок.
Бросишь монетку в ил,
И приземлится «Ил».

Но в небе высечен
Уже двухтысячный
И всем нам выпала
Свобода выбора
Вот ваши семечки
Вот ваши пальчики –
Решайте девочки
Решайте мальчики.

Столица – журавль в руке,
А мимо в товарняке
Едет моя страна,
Молча, послав всех на…

—————————

Конец весны

Весна разделась. Платье замочила.
Хотела все стирать и все стереть.
Но нас с тобой от многих отличила,
Пред тем как на рассвете умереть.

Она свое замедлила движенье,
Заметив свет сквозь темные очки.
Ей так хотелось видеть продолженье
Свидания случайного почти.

Мы для нее значение имели.
Не вдруг она вместить решила в нас
Причуды марта, замыслы апреля
И праздничного мая смертный час.

Не знали мы, чем выбор был основан,
Каким таким измаянным чутьем,
Но как дождем, застигнутые словом,
Застыли в одночасье под дождем.

Когда весна не может уместится
В одной душе, а мысль в одной строке,
Любовь идет на запах, как волчица,
На звон ресниц, на голос вдалеке,

На шелест капель, падающих с веток
Плывет любовь – весенняя вода.
Она всегда врасплох и напоследок,
Она всегда, как будто навсегда.

И с нами так, свидетелями смерти,
Участниками солнечных ночей
Большой весны, попавшей к лету в сети
И удивленной участью своей.

———————————

Советы

Ничего не придумывай,
Ни о чем не загадывай,
Ни свободы, ни милости
От Отчизны не жди.
Дни наступят угрюмые,
Что смешно – все загадочней.
Будет солнце высокое
Умирать впереди.

Ни московская оторопь,
Ни усталость провинции,
Ни невеста с фонариком
В золоченых руках,
Ни молчанье некрополя,
Ни проворство милиции –
Только солнце высокое,
Только снег в облаках.

Никого не придумывай,
Не жалей, не оплакивай,
Не ищи свою улицу,
Не зови свою мать,
И предчувствие с вымыслом
На бумаге не сталкивай,
Лишь собаку бездомную
В переулке погладь.

И не льсти одиночеством
Самому себе, бедному,
И красавицам искренне
Не пиши про любовь.
Только солнце высокое,
Только солнце последнее,
Только солнце священное,
Будто царская кровь.

Будет миру заблудшему
Раздавать освещение,
Зажигать и растапливать
Умеревшие дни,
Не печалься, не жалуйся,
Не мечтай о прощении,
И в грехах своих горестных
Никого не вини.

Все закончится весело,
Все закончится празднично,
Со свечами и яблоком
На дубовом столе.
Все закончится песнями
Незаметно и красочно.
И не вспомнят товарищи,
Что ты жил на земле.

Влад Маленко


Обсуждение закрыто.