Польза от присутствия женщины

Присутствие женщины в обществе жизненно необходимо. Посмотрите как ведут себя индивидуумы в сугубо мужской компании. Это дикие звери с сомнительным налетом разумности. Приматы с первобытными зачатками человекообразности. Гогочущие, рыгающие, пукающие, раздувающие пузыри, дикари. А послушайте о чем они разговаривают… хотя, наверное, лучше не слушать.

Но вот появляется женщина — не важно какая, не важно чья. От нее ничего не требуется — просто присутствовать, присев на краешке дивана или скрестив ноги на кушетке (ведь если скрещивать ноги, то непременно на кушетке), в вечернем платье или в спортивных штанах, с бокалом вина или с чашкой чая, с сигаретой или без… Пусть она будет некрасива. Пусть не накрашена. Пусть глуха, подслеповата и местами кривонога. Пусть это даже будет, простихоспади, чья-то жена.

Но… Удивительное дело! Человекоподобные существа мужского пола вдруг преображаются! Загораются глаза, втягиваются животы, приобретается осанка. Сглаживаются двойные и тройные подбородки. В окосевшем взгляде неожиданно проявляется фокус. В жестах неизвестно откуда берётся твердость, в походке — уверенность. Существо приобретает цель, стимул. Ему снова хочется быть человеком. И не потому, что оно на что-то рассчитывает, боже упаси. Просто ему, окосевшему, с пузом, с подбородком так хочется, чтобы его заметили. И посмотрели. И потрепали по шерстке — «ну, ну, ты еще ничего!»

И неожиданно у этого мычащего и шепелявого вдруг обнаруживается великолепное чувство юмора. Этот с рожей уголовника, по глаза заросший, оказывается, не такой уж и маньяк. А тот, с бычьей шеей, буйный, и вовсе интеллигент. И вся, разом поумневшая, протрезвевшая, облагородившаяся тусовка, начинает легко и весело острить, каламбурить, искоса поглядывая на реакцию той, ради которой, собственно… А та счастливо заливается звонким смехом, и сверкает глазками, и благодарно распыляет в атмосферу стратегические флюиды. И чем она некрасивей, чем ненакрашенней, чем кривоногей и замужней, тем благодарней её смех, тем ярче сверкания, тем пахучей флюиды. Ведь это всё ей!

А потом она уходит. Может, чтобы покурить, или поговорить по телефону, а может просто домой, к мужу. И по дороге всё еще хохочет, и сверкает, и временами даже испускает и распыляет. А осиротевшие мужчинки, как оказывается, не такие уж и приматы. И даже где-то не дикари. А местами и вовсе люди. Уходя, они жмут руки и хлопают друг друга по плечу, приговаривая: «А ничего посидели, да?» «Неплохо…» «Надо бы как-нибудь опять…» И мирно расходятся по домам, без мордобоев, членовредительства и смертоубийств, тихие и вполне счастливые. А всё потому, что сегодня среди них была женщина.


Обсуждение закрыто.