Роковая любовь

А вот у меня была недавно роковая любовь с преследованиями. Битва самцов за мой тусклый благосклонный взгляд. За право перехода моего жирненького пожеванного жизнью тельца в безраздельное пользование победителя. За возможность единолично давить прыщики на моей целлюлитной заднице.

Отличился один.

Взломал все ящики, до которых смог дотянуться. Мониторил весь мой трафик. Завалил квартиру розами. Посылал угрожающие здоровью и унижающие достоинство сообщения сопернику. Следил за моими перемещениями по местности. Нашпиговал мой телефон всякой хренью. В общем, вел себя как настоящий маньяк.

Не сказать, что я возбуждаюсь на подобные экзерсисы.

Однако, ощущая свою долю ответственности за подобное поведение, пришлось взять поклонника под крыло.

Иначе вдруг он кого-нибудь вилкой ткнет.

А я потом измучаюсь чувством вины.

——————————————————————————-

Я, сука, злопамятная.

То есть камня за пазухой не держу, и кагбэ мстить не собираюсь, и даже вроде как простила и отпустила, и может, припоминать не буду, а даже иногда и не вспомню просто…

Но где-то оно сидит на подкорке.

То маленькое предательство, которое не сотрется.

Хорошо бы вспыхнуть фонариком, как в кино «Люди в черном», все забыть, начать новую счастливую жизнь и умереть в один день.

Сиськи бы мне побольше, а мозгов поменьше.

Какая бы я была счастливая.
——————————————————————————-

Есть совершенно потрясающий вид мужской любви.

Любовь агрессивная и удушающая. Бессмысленная и беспощадная. Свирепая и бескопромиссная.

«Сейчас я сделаю тебя счастливой» — угрожающе говорит мужчина и приступает.

И тут уже кто не спрятался я не виноват.

Сначала даже немножко радуешься. От неопытности.

Потом начинаешь волноваться и пытаешься отвоевать право хотя бы на некоторую самостоятельность. Например, носить туфли на шпильках. Хотя бы изредка. Но рыцарь настолько взволнован тем, что шпильки неудобны для царственных ножек избранницы, что становится невыносим уже на сорокпятой минуте рассуждений о том, как подобная обувь уродует женские ноги и какой пидорас их придумал. Приходится соглашаться на балетки и галоши, лишь бы сердце любимого не треснуло от таких сильных переживаний.

А потом внезапно обнаруживаешь себя толстой ( ведь надо хорошо питаться, а кто не питается тому бому бойкот и надутые губы), без работы (устанешь), без хобби (зачем), босая, беременная, на кухне, кирхен, кюхен, киндер…

И почему-то абсолютно несчастной.

Но ведь он так старался.

Потому что очень любил.

Разве можно его за это обвинять?


Обсуждение закрыто.