Сборник анекдотов

-Милая,давай займемся сексом?
-Сын не спит.
-Да нет, он спит.
-Да нет-же, ну смотри:- сынок, принеси пожалуйста водички.
(Тишина)
— ну хорошо, давай.
Дикий секс, бурный оргазм, оба откинулись в экстазе и вдруг голос из темноты:
-И долго я буду с кружкой воды тут стоять?
———————————————-
Одесский дворик.
— Доброе утро, Клара Лазаревна!
— Да, Сёмочка, такое доброе, что уже -таки… хочется срать бабочками…

———————————————-
Московская консерватория. Пятница. Вечер. Студенты давно разошлись.
Небольшая старая аудитория. Запах натертого воском паркета. Притушенный свет. Профессор по классу виолончели наконец один и, закрыв глаза, что-то негромко играет. Тут входит уборщица Мария Петровна. Профессор узнал ее по шагам и, не открывая глаза, спрашивает:
— Ну, что тебе, Мария Петровна?
— Да вот, Никанор Афанасьевич, проблема у меня. Внучек, Егорка — ему семь лет, а уже онанизмом занимается…
— Ннн-да? … . . Ну, где он? (продолжает играть на виолончели)
— Да вот он (из-за спины Марии Петровны выходит Егорка, неохотно, стесняясь, смотря в пол).
Профессор (открывая глаза, но продолжая играть):
— Ну что, Егорка, сколько тебе годков-то?
— Семь.
— Семь? И уже онанизмом занимаешься?
— Да, Никакор Афанасьевич, занимаюсь.
Профессор, опять закрывая, задумчиво:
— Оно и верно. Рано еще, ебстись-то.
———————————————-
Стоят два мента на шоссе и деньги жезлом зарабатывают. Едет дед на
телеге с молочными бидонами. Менты его тормозят.
— Чего вам, сынки?
— Что у вас в бидонах?
— Тут молочко кокосовое, а тут сметанка кокосовая, а тут творожок
кокосовый.
— Да что ты, дед, нас разводишь, не пизди, ты же из села, какие там
кокосы!
— Не верите? Вот, попробуйте.
— Да, охуенное у тебя, дед, молоко, и сметана прикольная. Ну ладно,
дед, поезжай.
— Что, можно уже ехать?
— Да, едь.
— Но, Кокос, но!
———————————————-
Охота с индейцем-проводником. Индеец ложится на землю, прижимает ухо…
Потом встает, говорит:
— Недалеко бизоны. Недавно прошли.
Охотники в восторге. Спрашивают, как догадался?
— Да вот, все ухо в бизоньем говне.
———————————————-
Остановился как-то Илья Муромец на распутье у придорожного камня, а на камне написано: «Налево пойдешь? . . Недорого! »
———————————————-
Собрались воры в законе на сходку, ну все люди уважаемые, почтенные, у всех фабрики, заводы и т. д. Решают дела мафиозные. Под конец вспомнили про кента одного, что с ними сидел, мол Колян-то у нас, ни ворами не крещен, ни перед Богом, мол, исправить бы надо. Ну, выписали батюшку тут же из церкви в пол-первого ночи. Батюшка приезжает — весь при параде, как положено, и крест у него золотой килограммов на пять чуть ниже живота висит на цепи толстой.
Покрестили Коляна по-воровски и перед Богом как следует. Вся братва после к батюшке подошла и каждый крест поцеловал, потом рассчитались и отпустили.
Батюшка выходит, глядь, а креста нет. Что делать? И в церковь без креста нельзя и обратно страшно. Ну, решился — заходит обратно к ним, а те:
— Тебе чего, отец?
— Дык вот вроде к вам-то при кресте заходил, а вышел — нету, думаю, может обронил где.
Все сидят, друг на друга не смотрят — неудобняк, люди-то все серьезные, солидные.
— Ну-ка, отец, выйди на минуту — побазарить нам надо. — Батюшка вышел.
Опять все сидят, молчат, тут один самый молодой:
— Да он же без креста был.
— Точно. Без креста он был. Никто этого креста и не видел, ну-ка, зовите его.
— Слышь, отец, а ведь ты же без креста был.
— Без креста!? Как без креста!? А вы меня тогда все в х.й, что ли, целовали?
———————————————-
Усталая и мрачная бригада «Скорой помощи» привезла в приемный покой бледного типа с перепуганными глазами и сдала его на руки хирургам с диагнозом «охреневший онанист».
Во время допроса с пристрастием выяснилось, что данный экземпляр решил доставить себе максимум удовольствия путем введения в мочеиспускательный канал обыкновенной школьной шариковой ручки за 35 копеек, за что и поплатился. Ручка застряла.
Любителя острых ощущений загнали на каталку и отвезли в хирургию, где сгрузили на стол. Дежурный хирург, аккуратно замывшись и неся стерильные руки перед собой, подошел к объекту, внимательно осмотрел опухший красный орган с торчащим на пару сантиметров кончиком авторучки, со свистом втянул в себя воздух и, обернувшись к бригаде, с чувством произнес:
-Нет, вы только посмотрите на это! Член — блядь! — корреспондент!
———————————————-
Скамейка. На ней сидит Незнайка. Рядом из стороны в сторону ходит Цветик.
ЦВЕТИК: — Но на слово «пакля» нельзя придумать рифмы!..
НЕЗНАЙКА (затягиваясь «Примой»): — Да до фига!
ЦВЕТИК: — Нет, нет и нет!
НЕЗНАЙКА (сплевывает): — Я тебя умоляю!
ЦВЕТИК: — Ну скажи хоть одну! А? Слабо?
НЕЗНАЙКА: — Да элементарно!
ЦВЕТИК: — Ну? Пакля!..
НЕЗНАЙКА (со смачным цинизмом): — Хуякля!!!
Цветик падает в обморок. Незнайка докуривает, подходит к телу поэта,
шевелит его носком ботинка. Цветик открывает глаза.
ЦВЕТИК (со стоном): — Ты… ты не поэт, Незнайка!.. Нет…
НЕЗНАЙКА (ставит Цветику ногу на грудь): — Да, ты прав. Я не поэт…
(с гордостью)… Я — БАРД, БЛ.ДЬ!!


Обсуждение закрыто.