Влияние революции на отдельно взятого человека

Особняк Ф.Ф. Штумпфа в Омске

Этот симпатичный деревянный дом в центре Омска принадлежал известному конезаводчику и общественному деятелю Ф.Ф. Штумпфу. Сын немецкого колониста Филипп Филиппович после окончания агрономического факультета Томского университета работал в Уфе агрономом и секретарем отдела Императорского московского общества сельского хозяйства. Там же молодой ученый женился на богатой вдове Надежде Белышевой — дочери местного губернатора. В 1898 г. по приглашению степного генерал-губернатора М.А.Таубе Филипп Штумпф переезжает в Омск и назначается главным агрономом степного края в чине коллежского секретаря.


Спустя два года энергичный предприниматель берет в аренду у Сибирского казачьего войска обширный земельный участок в 6748 десятин (более 7000 гектаров) в районе села Троицкое и создает современное хозяйство с артезианской скважиной, водопроводом, локомобилем на 16 сил, трактором, паровой молотилкой и даже ветроэлектростанцией. Ф.Ф. Штумпф разводит лошадей, коров, овец, свиней и верблюдов, строит теплые конюшни и коровники с автопоилками, что было редкостью в то
время и роскошью, выращивает кормовые культуры. Штумпф приобретает чистокровных жеребцов рысистой и английской пород. За его жеребятами покупатели становились в очередь.
На своих владениях он производил опытные посевы и выводил улучшенные сорта хлеба, проводил опыты по обработке почвы. Описывая его хозяйство в 1913 году, современник характеризует его так: «Агроном по образованию, господин Штумпф с первых шагов своего хозяйства начал вносить в него культурные приемы, как в отношении земледелия, так и в отношении животноводства».

В 1913 г. хозяева реконструируют этот городской дом, пристроив дополнительные объемы с южной и западной сторон. Здание построено капитально и установлено на кирпичном фундаменте.
На первом этаже находился кабинет хозяина. Его особенностью были угловой диван, голубые обои и черная кожаная мебель: диван, кресло, письменный стол. Здесь же располагались столовая и туалетная комната. В западной части здания размещались кухня и комната для прислуги. Стены ванной комнаты были отделаны красивым кафелем, а пол — плиткой. У большой чугунной эмалированной ванны находился кран с горячей водой. Отопительный котел располагался в подвале, однако печи стояли на кухне и в мезонине. Второй этаж отводился под две спальни. Отсюда обитатели дома могли выйти на балкон, расположенный на крыше первого этажа.
Благоустроенный дом имел телефонную связь, что для частных домов того времени считалось редким. По телефону Ф.Ф. Штумпф мог связаться со своей заимкой в Троицком и вызвать кучера.

За 15 лет Штумпф превратился в крупнейшего в Омске предпринимателя. На своей заимке он имел несколько заводов: конезавод, сыро- и маслозавод, завод по обработке кожи и льна. На Первой западно-сибирской сельскохозяйственной, торгово-промышленной и лесной выставке, прошедшей в Омске в 1911 г., Штумпф получил 21 награду.
Филипп Филиппович активно занимался и общественной деятельностью: избирался депутатом городской Думы, председателем попечительского совета Омского коммерческого училища, председателем омского биржевого комитета и благотворительного комитета помощи семьям, пострадавшим от войны, членом правления Русско-азиатского и Русского банка для внешней торговли и т.д. В их кассах Штумпф держал часть своих капиталов, остальные были вложены в акции кофейных и каучуковых плантаций в Бразилии.

После установления советской власти все движимое и недвижимое имущество конезаводчика отошло государству. Новая власть не хотела признавать заслуг предпринимателя перед городом и видела в нем только угнетателя бедных.
Он попал в тюрьму по обвинению в участии в антисоветском мятеже 1918 года. При аресте у него изъяли ценных бумаг на сумму 78 000 рублей. Его освобождения требовали даже рабочие с его заимки. Вскоре Штумпфа выпустили под залог, собранный родственниками.

Недолгий реванш белых во главе с А. Колчаком восстановил на год былые порядки, но уже 13 ноября 1919, спасаясь от большевиков, Штумпф с женой, покинув Омск, выехал на восток.
После бегства его имение в Троицком было разграблено местным населением. Сразу после восстановления советской власти губернской продовольственной комиссией в имении был произведен массовый убой оставшегося скота. Расхищение имущества Ф. Ф. Штумпфа, в том числе и личных вещей, продолжалось и в начале 1920 г., хотя в то время жалкие остатки бывшего образцового сельскохозяйственного предприятия имели уже статус советского хозяйства.

С собой Штумпф взял только свои накопления: нательный пояс и большую трость набитые царскими золотыми империалами, а также баул с акциями бразильских плантаций и ценными бумагами банков. По дороге он заболел тифом, и его поместили в тифозный барак на станции Тайга в 160 км от Новониколаевска (Новосибирск). Трость украли еще в поезде, а пояс — пока лежал в госпитале.
Предприниматель выжил и ему пришлось вернуться в Омск. В свой дом его уже не пустили, пришлось снимать комнату по соседству, на той же улице у знакомых, недалеко от берега Иртыша. Его даже брали на работу советником в совхоз, который был создан на базе его же заимки. Ему удалось в какой-то мере собрать разворованный инвентарь и скот и наладить товарное производство.

После всех перипетий и трагедий в его жизни Ф.Ф. Штумпф прожил недолго и умер от инфаркта в марте 1921 г. Ему было 57 лет.
Похоронил Штумпфа сын его конюха, на заимке в фамильном склепе рядом с прахом матери, отца и старшего брата. Но и там прах предпринимателя не нашел покоя: семейное захоронение было разорено, а позже на этом месте построили коровник.

После гражданской войны в этом особняке на ул. Ч. Валиханова находился детский дом. С 1930 года там располагались коммунальные квартиры. В 1987 г. дом был реставрирован и восстановлен. Сейчас там находится музей художника Кондратия Белова.

К чему все это? Похоже что уже выступают на митингах и прочих оппозиционных маевках очередные пламенные строители социалистических коровников на могилах кровососов-конезаводчиков.

Оставить комментарий